Меню
12+

«Алапаевская газета». Еженедельник для города и района

28.06.2018 08:36 Четверг
Категории (2):
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 26 от 28.06.2018 г.

Путь императора и его семьи

Автор: Владимир ПОГУДИН

Смоленские казаки на стрельбах. Е.Л. Бутов справа

Легенда о казаке Бутове и князе Романове (продолжение публикации Владимира ПОГУДИНА, посвященной Царским дням)

Прежде чем продолжить повествование, вернемся к историческому началу царствования династии Романовых.

Заканчивался 1612 год. Россия, измученная, обескровленная, разоренная «смутным временем», прислала в только что освобожденную от польских захватчиков столицу выборных людей из всех сословий на Земский собор для выборов нового царя.

Выборщики разбились на множество групп, и всяк ратовал за своего избранника. В бесплодных спорах проходили день за днем, неделя за неделей, месяц за месяцем. А земля русская продолжала стенать от набегов различных шаек иностранных грабителей.

И тогда 21 февраля на Земском соборе вышел вперед выборный донской казак. Летописи донесли до нас его речь: «Мы выдержали осаду Москвы и освободили ее, а теперь должны терпеть нужду и совершенно погибать, мы хотим немедленно присягать царю, чтобы знать, кому мы служим». После этого он подал запись всех казаков о признании царем Михаила Федоровича Романова. Так именно казачество решающим образом повлияло на принятие решения о выборе нового царя.

По преданию, тем донским казаком был некий Бутов, который в благодарность за верное служение России был одарен государем Михаилом Федоровичем небольшим имением с деревенькой, позже названной Бутово. Царское правительство видело в казаках «порубежное войско», защищающее границы, поэтому щедро жаловало их деньгами, хлебом, порохом и за особые заслуги – земельными наделами.

Это одна из многочисленных и, на мой взгляд, наиболее оригинальных версий происхождения нынешнего Южного Бутово, откуда несомненно идут корни следующего героя моего повествования – Евгения Леонидовича Бутова, потомственного донского казака, бывшего депутата Моссовета, а ныне председателя Общественного благотворительного фонда «Возрождение нации».

Именно с этим именем, по утверждению о. Павла, была связана история установки и освящения поклонного креста у Елизаветинской ямы на Межной в Алапаевске.

По случайному истечению обстоятельств мне удалось заочно познакомиться с этим замечательным человеком – инициатором возрождения памяти погибших великих князей от революционного беспредела на алапаевской земле. Евгений Леонидович великодушно согласился поделиться со мною своим архивом и личными соображениями по поводу событий девяностых годов прошлого столетия.

Информацию о гибели Елизаветы Федоровны и великих князей Романовых в Алапаевске он получил от своего соратника по партии, жителя Алапаевска, Георгия Витальевича Городилина. В непринужденной беседе Г.В. Городилин посетовал на существующий зажим местных властей в проведении дней памяти казненных. Это объяснялось тем, что все то, что было связано с расправой над царской семьей, тщательно скрывалось или фальсифицировалось большевиками и их последователями в интересах «народа-победителя».

Рассчитывать на лояльность региональных властей в условиях агонизирующей партийно-государственной идеологии было не продуктивно. Необходим был иной подход в этом деле, и он был определен самой перестройкой и гласностью горбачевского периода. Кремлевские тайны «Большевистского двора» постепенно стали предметом широкого обсуждения и разбирательства. Правительство, опасаясь за последствия нежелательных выступлений вольнодумцев, вынуждено было экстренно создать комиссию при президенте России по реабилитации жертв политических репрессий, которую возглавил Александр Николаевич Яковлев – главный идеолог перестройки.

Одним из многих предложений, поступивших А.Н. Яковлеву в тот период, было признание расправы над великой княгиней Елизаветой Федоровной и иже с ней великими князьями Романовыми в окрестности Алапаевска злостным государственным преступлением по отношению к невиновным. Одним из толчков к этому послужила инициатива Е.Л. Бутова подключить региональную епархию в лице архиепископа Мелхиседека и уже через РПЦ вынести принятие решения на соответствующий государственный уровень.

Но для этого необходимо было полное и доверительное взаимодействие с местной епархией, т.е. единство в понимании злодеяния, совершенного в Алапаевске, и безусловное признание подлинности останков великой княгини Елизаветы Федоровны и иже с ней великих князей Романовых.

Не исключено, что с этими останками могли бы возникнуть те же разногласия, что и с останками царской семьи, тем более, что на тот момент их не было в России. Владыка Свердловский и Курганский Мелхиседек при встрече с Е.Л. Бутовым согласился с его доводами о необходимости незамедлительно действовать или надолго потерять время, отпущенное Богом. Он пообещал Е.Л. Бутову озвучить поднятую тему на очередном заседании Священного Синода РПЦ, в котором он будет принимать участие.

Каково же было удивление Евгения Леонидовича, когда он узнал от владыки, что и патриарх Алексий II, и Священный синод РПЦ с пониманием отнеслись к предложению архиепископа и приняли решение по восстановлению памяти расправы царских мучеников в Алапаевске. Теперь местная епархия по праву могла принять решение об установке поклонного креста и строительства памятной часовни на месте гибели Великой княгини Елизаветы Федоровны, что и сделала незамедлительно.

Сразу же после этого была организована поездка делегации из Москвы, которая планировала в дни памяти посетить Екатеринбург и Алапаевск. В состав делегации вошел целый ряд московских священников, депутат Верховного Совета России, известный советский писатель-публицист Владимир Солоухин, депутаты Моссовета В.В. Борщёв, Е.Л. Бутов, Н.Н. Лызлов (ныне священник Московского патриархата РПЦ), сестры Марфо-Мариинской обители и представители общественности столицы. Всего из Москвы в памятные дни приехало более 50 делегатов.

К этому событию был изготовлен, а затем торжественно установлен и освящен поклонный крест на Межной. За крестным ходом вокруг Елизаветинской ямы последовало благословление архиепископа Мелхиседека на сбор пожертвований для создания фонда строительства памятного храма. И первой из благотворителей оказалась Московская делегация.

Надо сказать, что этот период можно смело назвать павловским, поскольку именно о. Павел с благословления архиепископа Мелхиседека тогда взял на себя ответственность и проявил чудеса предприимчивости, изобретательности в поисках проекта часовни, строительных материалов, спонсоров строительства и непосредственных исполнителей. В тот период мало было убедить, нужно было с величайшей душевной тонкостью подойти к каждому, чтобы склонить к компромиссу, возможно авантюрному, но по-человечески оправданному.

Благодеяние Бога

Пожертвования на строительство часовни стали поступать отовсюду: от администрации района, от благотворительных организаций, предприятий и предпринимателей. Одними из первых откликнулись директор ДОКа Ю.И. Быков, фонд известного своей благотворительностью предпринимателя П.И. Власова и многие другие. В кратчайшие сроки в районной администрации было принято решение об отводе земли под часовню, и утверждено ее строительство.

Безусловно, в этом была большая заслуга главы администрации района Валерия Александровича Косолапова, выпускника Уральского университета и бывшего школьного учителя. Он, как никто, осознавал, что в условиях отсутствия государственной идеологии школе не под силу поднять уровень нравственного воспитания без духовного окормления населения церковью.

Но и В.А. Косолапов, и о. Павел понимали, что начать стройку без достаточной финансовой поддержки невозможно, а добровольных пожертвований было недостаточно. Финансов еще как-то хватало на материалы, а в покрытии затрат на строительно-монтажные работы зияла большая финансовая дыра. Ответ на вопрос, кто возьмется за строительство на благотворительных началах, да еще в условиях, когда все строительные мощности брошены на алтарь будущего завода, был не ясен.

Появление в этом сценарии Рината Самигулловича Хайруллина – не случайность. Недаром было сказано: «Нет случайных встреч: или Бог посылает нам нужного человека, или мы посылаемся кому-то Богом, неведомо для нас». Фамилия Хайруллин восходит к мусульманскому имени Хайрулла. Это имя, как и многие другие арабские имена, является составным. Основой для него служит Хайри («добро, благодеяние») и Улла («Аллах, Бог»). Таким образом, Хайрулла – можно перевести как «благодеяние Бога». Обладатель фамилии Хайруллин, без сомнения, может гордиться своей фамилией, поскольку она является ярким свидетельством взаимодействия различных национальных культур, несет глубокий духовный смысл и тем, что он появился в нужное время и в нужном месте.

Официально, если это можно так назвать, встреча о.Павла и Р.С. Хайруллина состоялась уже на стройплощадке НАМЗа. Протокола о намерениях не существовало, поскольку мнение двух лиц, заинтересованных в строительстве часовни, было едино. Для о. Павла это событие было сравнимо с высшим даром, а для нас оказалось, что можно творить «вопреки», но во благо общества, которое по результату непременно оценит проделанную работу и смягчит возможный вердикт правового толка.

Уже через нескольких дней после упомянутой встречи, Р.С. Хайруллин в составе группы специалистов и исполнителей вновь на Межной, но теперь в качестве главного куратора стройки. Перед ним эскизный проект – единственный документ, связывающий прошлое, настоящее и будущее этого исторического места. Эскиз, безусловно, был соответствующим образом принят и одобрен владыкой, но из-за дефицита времени и средств принят к исполнению без технической проработки, а значит, под полную ответственность исполнителя, т.е. Р.С. Хайрулина.

К нашему приезду Верхне-Синячихинское ДРСУ при непосредственном участии о.Павла и под руководством С.В. Харлова очистило площадку и подготовило траншеи для закладки ленточного фундамента и практически на следующий же день строители приступили к монтажу опалубки и бетонированию основания будущего строения.

Для многих рабочих из Башкирии, а они составляли вахтовый авангард управления строительством нового завода, было удивительным создание часовни в глухом лесу, вдали от населенных пунктов. Но разрывающая душу легенда о мученической смерти невинных, отданных здесь на заклание во имя революции, проникла до самой глубины их сознания, вызвала искренний душевный и трудовой подъем.

Возведение стен – для строителей дело обычное, но установка купола требовала не только строгих расчетов, но и опыта исполнителей. Расчеты несущей конструкции арочного свода были поручены Виктору Редюкову, в прошлом главному инженеру завода крупнопанельного домостроения «Мобиль», а монтаж каркаса и торкретирование его свода керамзитобетоном – начальнику участка Олегу Вербитскому.

К августу месяцу строительная часть была закончена. Оставалось установить крест и освятить престол, так как в процессе строительства по просьбе о. Павла был сделан пристрой алтаря, и часовня превратилась в полноценный храм, но это уже была забота священников. А строители покидали стройплощадку с чувством глубокого удовлетворения от исполненного долга перед павшими от рук революционных убийц.

Вся стройка, при всей ее значимости, проходила под несмолкаемый хорал о перестройке в масштабах государства, т.е. в полной тишине на местном уровне. Не было традиционного ритуала закладки символического камня, молчала местная пресса, даже правоохранительные органы, заподозрив строителей в незаконной деятельности, попытались приостановить её, и только после вразумительной беседы главы администрации района В.А. Косолапова с начальником местного ГРОВД А.И. Макайдой ограничения были сняты.

В таком же ключе прошло и завершение строительства. Строителей по окончании не отметили ни церковники, ни светские власти. Одни, видимо, до официального освящения храма посчитали это преждевременным. Другие просто не хотели широкой огласки неблаговидных дел исторических предшественников. Да и не совсем понятно было, куда повернет колесо истории в то смутное время.

Эпилог

Кризис 90-х значительно подорвал экономику государства и, в первую очередь, инвестируемые ею проекты, к которым и относилось строительство нового металлургического завода (НАМЗа). Из-за отсутствия финансируемых объемов строители сменили заказчика и переехали на новые объекты, а некогда многообещающая стройка незаметно угасла. Ее активы были тихо отданы на реструктуризацию собственности, с последующей реализацией и «утилизацией».

Кризис – лучшее время для перестройки!!!

Все руководители НАМЗа, поочередно сменявшие друг друга у штурвала будущего завода, в итоге оказались заштатными отставниками. Каждый из них в меру своих сил, знаний и способностей пытался реализовать задуманный проект, но не по Сеньке оказалась шапка, да и Федот оказался не тот. Так канула в Лету трехсотлетняя история металлургии города, созданного еще при Петре I. Как говорится, в историю можно войти; историей можно стать, но в историю можно и вляпаться…

Но это не про тех, кто в трудные перестроечные времена открыл в себе лучшие человеческие качества и воздвиг памятник мученикам террора, тем самым совершив акт покаяния перед его жертвами. Эти люди заслуженно войдут в историю Алапаевска:

• Архиепископ Свердловский и Курганский Мелхиседек;

• Депутат Моссовета Евгений Леонидович Бутов;

• Настоятель Екатерининской церкви протоиерей Павел;

• Начальник управления строительством НАМЗа Ринат Самигуллович Хайруллин, и многие другие, чей вклад способствовал строительству храма-часовни во имя святой преподобномученицы Великой княгини Елизаветы Федоровны.

Он стал драгоценной жемчужиной в оправе монастыря в честь Новомучеников Российских, решение о строительстве которого было принято 22 февраля 1995 года Священным Синодом.

Елизаветинскую яму сейчас охраняет новый поклонный крест, а ее периметр окружен ажурной оградкой. Она защищает от многочисленных фанатичных паломников, стремящихся увезти хоть горсть земли со святого места.

К 100-летию трагической гибели великой княгини Елизаветы, а также ко дню памяти обретения ее мощей в рамках международной туристической выставки EXPOTRAVEL-2017 Алапаевск был представлен официальным маршрутом «Алапаевск православный. Великая княгиня»

Сегодня монастырский комплекс включает в себя 4-этажное кирпичное здание с храмом и алтарем, освященным во имя Новомучеников Российских. Храм совмещен с Братским корпусом. Выстроены парадные и хозяйственные врата, а территория монастыря обнесена кирпичным забором. Имеются хозяйственные постройки и сельхозугодья.

Строится величественный храм во имя Царственных Страстотерпцев.

«Если на вашу долю выпала честь строить «Дом Божий», примите это как великий дар Творца, ибо десница Господня касается того, кто строит храмы, и многие грехи простит тому Господь».

Иоанн Кронштадтский

31