Меню
12+

«Алапаевская газета». Еженедельник для города и района

12.05.2022 08:58 Четверг
Категории (2):
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 19 от 12.05.2022 г.

«Слышу твой голос, Олежка …»

Автор: Ольга СИМОНОВА. Снимки предоставлены Анной Устьянцевой

Черное море... У каждого россиянина при этом словосочетании в памяти всплывают пейзажные картинки летнего отпуска где-нибудь на побережье Сочи, а может, Крыма. Словом, самые приятные ощущения. А вот для одной простой уральской семьи эти слова сегодня связаны с такими понятиями, как долг, присяга, строгая мужская работа. Для родителей двух взрослых сыновей с февраля 2022 года при этом возникает такая цепочка слов: сын, морская пехота, Севастополь. А еще – военная спецоперация.

Алапаевск – Севастополь

Олежка родился в Якутии, а в маленький посёлок Алапаевского района был привезен в двухлетнем возрасте. У родителей он был вторым, младшим сыном. Любящая мать до сих пор называет его Олеженька. Для отца – тоже Олега (А что? Олег Олегович… Звучит же!) – сын и предмет гордости, и особого родительского внимания. В своё время юноша никак не мог определиться с выбором профессии, учился ни шатко ни валко: в одном среднем специальном учебном заведении ему не приглянись, да и в другом ни то ни се. Специалиста среднего звена из него так и не вышло. Однажды мама не выдержала неопределенности и дала установку: тогда в армию!

Олега не надо было долго упрашивать – служить, так служить! Он сам съездил за повесткой. И прослужил. Всё отлично и просто замечательно. Парень в армии физически окреп, хотя слабаком и до этого не был. Когда Олег-младший приехал домой, весь такой подтянутый, такой блестящий, то родители нарадоваться не могли. Анна сияла от удовольствия, а внутри Олега-отца растекалось явное удовлетворение: каков младший-то молодец – восемь прыжков с парашютом!!

Но со временем состояние радости от воссоединения семьи стало меркнуть. Старший сын был полной противоположностью младшего: учительствовал, жил самостоятельно и в помощи родительской не нуждался. У другого сына наоборот – были проблемы с трудоустройством. С работой Конькову-младшему просто не везло… Временные подработки случались, но постоянной не было.

Отец смотрел-смотрел на то, как младший день за днём уплетает вкуснейшие мамины шанежки да булочки, и однажды его как прорвало. Видимо, он давно об этом думал, но озвучить мысль решил только сейчас: «Давай-ка, Олежка, попробуй на контракт!» И парень, на удивление всех членов семьи, согласился. А что? Молодой, сильный, физически крепкий! Сейчас в Вооруженных силах порядок и вообще. Военнослужащие по контракту имеют полное довольствие, хорошее денежное жалование и другие льготы.

От Екатеринбургского военкомата Олег прошел специальные комиссии, а это серьёзные процедуры, связанные не только с проверкой физического здоровья, но и психологического. Молодому человеку, глядя на его спецназовскую подготовку и предыдущие достижения на срочной, предложили контракт на три года в подразделение морской пехоты. Бригада морпехов, куда был распределен уральский парень, располагалась в Севастополе. Так он оказался на Черном море.

Затем была длительная командировка в Нагорный Карабах, где Олег в составе частей российских миротворцев прослужил четыре месяца. По возвращении наших частей в Россию вернулся в Севастополь, хотя надеялся на отпуск…

Надо ли говорить, насколько круто поменялась жизнь простого сухопутного жителя, который вырос в маленьком одноэтажном посёлке в окружении густых сосновых лесов? А тут море! Но начались суровые будни морской пехоты, связанные с отработкой навыков боевой и физической подготовки. Домой, конечно, звонил и даже пересылал фотографии, где он, улыбаясь своей широченной улыбкой, позирует на фоне невиданных доселе морских крейсеров и кораблей. Какие снимки прилетали на смартфон родителей и с какими кораблями? Ну, это, ребята, большой секрет, военная тайна.

Но есть и другие кадры, которые Анна показывает с большой радостью. В Крыму Олег принял участие в съёмках фильма «Небо» про Сирию и про наших лётчиков. Правда, снимался в массовке. Об этом сын рассказывал с большим удовольствием. Пока они стояли в Севастополе, он звонил домой постоянно и разговаривал с матерью минут по 20, а то и больше. А вот потом пришел февраль 2022 года.

Страшное молчание

Однажды позвонил Олег и сказал: «Мама, ты только не волнуйся, мы в Мелитополе были!» А после этого еще один звонок, от которого вздрогнули не только близкие, но и многие сельчане. Мариуполь! Каждый день родители не отрывались от экранов телевизора. Вглядываясь в кадры телевизионной хроники, Анна пыталась уловить знакомые черты. Но это ж практически невозможно! Там, где морские пехотинцы отрабатывали свои боевые задачи, там невероятная секретность. Да и какие там съемки во время боя?

Прошли первые десять дней в Мариуполе – телефон молчал, потом ещё десять… Звонка так и не было. Потом ещё десяток дней пустой и тяжелой неизвестности. Однажды Анна увидела репортаж о том, как российские военные выводят из разрушенных домов Мариуполя мирных жителей. Конечно, лица в камуфляжных масках не узнать. Но вот голос! Ей показалось, что она узнала родной голос – голос сына. Нашла сюжет в интернете и сохранила, затем показывала всем знакомым и спрашивала: «Правда же, похож на Олежкин голос?» К сожалению, мнения разделились, и от этого становилось еще тяжелее. Казалось, она сходила с ума.

Не выдержав информационной неизвестности, Анна поехала в Алапаевск и обратилась к самому военкому: «Почему сын не звонит? Как узнать правду, что с ним?» Ответ обескуражил: «Обращайтесь в городскую администрацию, в комитет солдатских матерей». Увы, такой общественной организации на данный момент в городе вообще не существует.

Только после 41 дня молчания на телефон матери поступил входящий звонок с неизвестного номера: «Мама, я живой! Мама, всё в порядке, – сын говорил сбивчиво и в то же время радостно оттого, что наконец-то дозвонился до близких. – Тут война, мама. Это же Мариуполь… У меня друга не стало… Убило товарища. Мама, звонить нельзя было… Телефоны нам нельзя было. Мам, тут все хотят позвонить… Нас много: каждому на разговор по три минуты. Мам, только три минуты… Нас переводят. Всё хорошо, мама, мы живы!»

На сегодняшний день Олег Коньков и его сослуживцы-морпехи всё еще воюют в Мариуполе. Обещали перевести, но приказ есть приказ. Буквально вчера снова звонил домой, рассказывал, что стоят в оцеплении «Азовстали». Непосредственно в зачистках точек, где отсиживаются азовцы, участвует спецназ, также по нацистам постоянно работает артиллерия. Увы, сегодня от красивого города остались воспоминания. Это город-призрак. Но потихоньку мирная жизнь в Мариуполе налаживается.

Олежка, морпехи, ребята, мы с вами! Гордимся, ждём домой. Победа будет за нами!

213