Меню
12+

«Алапаевская газета». Еженедельник для города и района

11.10.2016 10:03 Вторник
Категории (2):
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 38 от 22.09.2016 г.

Хождение по мукам

Автор: Материал подготовила С. НИКОНОВА, снимки автора

Мать с тремя детьми уже несколько лет борется за улучшение своих жилищных условий

Позабыты, позаброшены…

В северной части города живет многодетная семья – мама-одиночка Елена Юрьевна Журнакова с тремя детьми: старшей дочке – 10 лет, сыну – 2 года, младшей дочке – 1 год и 2 месяца. Живут в одной комнате в доме по улице Толмачева, 18а. Дома у них чисто, аккуратно, дети окружены заботой, вниманием. Вот только площадь у этой комнаты – 10 квадратных метров. 6 шагов – вдоль – от входной двери до окна и 4 шага – поперек – от одной боковой стены до другой… Здесь они и обед варят. Ведь в доме – общая кухня, причем в очень ужасном состоянии. Поэтому приходится и варить, и кушать в комнате. Правда, посуду моют там, на кухне. Ведь воды в комнате тоже нет. Туда и умываться ходят. Здесь же в комнате делает уроки и старшая дочка, когда стол освобождается от посуды. Вся комната заставлена мебелью, причем самой необходимой: кухонный столик, холодильник, шкаф, двухэтажная кровать для мамы с малюткой и старшей дочки, маленькая кровать для сынишки, письменный стол…. Из-за расставленной мебели только узкий проход от входной двери до письменного стола. Туалет общий, на все квартиры. Правда, сейчас семья «отвоевала» себе отдельный туалет (видимо, раньше он был служебный), и теперь в общем коридоре он закрывается на ключ.
Теперь о доме… Раньше, как говорит Елена, здесь было еще страшнее жить: много было алкоголиков, много было драк и шума. Недаром здесь планировали даже открыть пункт участкового… До сих пор висит табличка о часах приема участкового на двери за большой решеткой, сразу, как только входишь в подъезд. Дверь в подъезде еле держится, кучи мусора, окурков. И чем дальше идешь в дом, тем страшнее. Ладно, стены обшарпаны, ладно, мусор везде, но сырость, запах которой чувствуется все крепче и крепче, как поднимаешься на второй этаж…. А впереди зима… Елена стучит по одной из боковых стен… А стена-то гипсокартонная! Оказывается, в соседней комнате не так давно был пожар, отсюда и отсутствие стекол на соседнем окне, и разрушенная стена…
- А знаете, как зимой дует оттуда! – подытоживает многодетная мама. – Мы пробовали стеклить, так ведь все опять разбивают…

Елена по характеру – настоящий боец.

Это понимаешь, как только задаешь один-единственный вопрос:
– Как же так получилось, что вы здесь?
– За нормальные условия жизни я борюсь с 12 лет. Именно тогда началась эта долгая история….
В 12 лет, устав от постоянных пьяных разгулов матери и часто меняющихся отчимов, она написала заявление о том, что не хочет жить в такой семье, и отдала его своей учительнице в школе. В то время они жили в бараке по улице Чайковского. Барак уже тогда был полуразрушен, практически непригоден для нормальной жизни. Ужасно, но эта ее прежняя прописка в бараке сыграет через несколько лет злую шутку.
Педагоги и представители учреждений профилактики работы с несовершеннолетними помогли 12-летней Лене и ее младшей сестренке, которой в то время было 4 года. Сначала девочки жили в «Гименее», а потом – в Алапаевском детском доме. Мать ее была лишена родительских прав, и Елена получила новый статус – «дети-сироты, оставшиеся без попечения родителей».
В 2002 году, выпустившись из детского дома, Елена поступила в училище, чтобы стать поваром-кондитером. Во время учебы, в августе 2002 года, пока она жила в общежитии училища, барак, где она проживала с матерью, бабушкой и маленькой сестренкой, сгорел. Матери и бабушке, как погорельцам, дали комнату в доме по улице Толмачева, 18а по договору социального найма.
Барак сгорел в августе, а в октябре Лена была снята с регистрационного учета в общежитии училища. Ей было уже больше 18 лет. Ее и двух других девочек, с которыми она жила в детском доме, вызвали в отдел опеки и попечительства, где им огласили их права на жилье, которым государство по закону должно обеспечить детей-сирот.
– Подарили надежду, – вспоминает Елена, – и тут же отобрали… Спустя два дня начальник отдела опеки приехала из Екатеринбурга и сообщила, что мне, так как я была прописана ранее с матерью, новое жилье не положено, что у меня уже есть жилье…. А они видели это жилье: комната в 16 кв.м., где уже жили трое взрослых. Туда я поехать не могла, иногда, правда. ночевала там, ведь жить-то мне было негде! Три года я ночевала где придется: у друзей, у матери, у родственников. Наконец, мне сказали, что дадут комнату, сказав при этом: «Вот тебе пока комната. У тебя есть барак, отстраивай его и живи!»…. А комната – 10 кв.м. в этом же доме по улице Толмачева. Я когда увидела её, ужаснулась… Малюсенькая какая….

Отстроишь барак и живи!

Но 9 ноября 2005 года я въехала в нее. Я уже тогда была беременная старшей дочкой, намучилась, намоталась по разным углам, рада была и этому. Пусть маленькая комната, пусть общая кухня и туалет, пусть соседи, в основном, пьяницы, но хоть свое, не надо ни к кому проситься переночевать… Если бы я тогда знала, что мне положено не 10, а 33 кв.м. по закону, как одинокопроживающей. Если бы я знала, что тогда еще я могла настоять и добиться исполнения закона «Обеспечение жильем детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей…».
Но я была так измучена, к тому же первая беременность проходила тяжело. Вскоре я родила, и начались хлопоты с маленьким ребенком. Со всеми проблемами приходилось справляться одной, но, как только дочка подросла, я начала свое хождение по официальным инстанциям. Где я только не была! Какие только документы не собирала! Вот посмотрите, у меня этих справок и документов – уже в чемодан можно складывать! Но ничего не сдвигалось. Самое частое, что я слышала – это как раз то, что я не имею права сейчас получить жилье как ребенок-сирота, так как это право распространяется только на сирот в возрасте от 18 до 21 года. Но ведь не по моей вине были нарушены тогда мои права!
Я ходила в управление социальной политики, в администрацию, выполняла все, что мне говорили. Когда отказывали, я вновь приходила, спрашивала. Так я встала на учет как малоимущая семья, нуждающаяся в улучшении жилищных условий. Вновь прошла несколько инстанций и собрала пакет документов. В итоге меня поставили в очередь 322-ой…. Я поняла, что это нереально... Я писала в министерство строительства и развития инфраструктуры Свердловской области, чтобы войти в госпрограмму, где предусмотрен порядок предоставления социальных выплат на улучшение жилищных условий отдельным категориям граждан, в том числе многодетным семьям. Но и здесь я получила отказ в связи с тем, что сроки подачи документов упущены, и на учет в качестве нуждающихся в жилье мы не были поставлены. Но о сроках мне никто не говорил…

Вам отказано… Приходите завтра…

Сколько раз я слышала эти слова! Но посмотрю на своих малышей – и опять в бой! И в октябре прошлого года я решила написать о своей беде в аппарат уполномоченного по правам человека в Российской Федерации. На то время я родила уже третьего ребенка. С тремя детьми в доме, где от сырости весь потолок в плесени. В комнате, где нет нормальных условий проживания. В доме, где вода течет из крана только в общей кухне. И как будут расти мои дети? Это придавало мне силы. И мне ответили:
«По поручению Уполномоченного по правам человека в РФ ваша жалоба на нарушение жилищных прав как выпускницы сиротского учреждения изучена.
В целях обеспечения имущественных прав Вашей семьи, руководствуясь пп.3 п.1 ст.20 Федерального конституционного закона от 26.02.97 №1-ФКЗ «Об Уполномоченном по правам человека в РФ», нами направлено мотивированное представление в Алапаевскую городскую прокуратуру Свердловской области. О результатах Вам будет сообщено соответствующими должностными лицами.»
Потом меня вызвали в прокуратуру. Спасибо Алапаевскому городскому прокурору А.В. Мухаеву, все было подготовлено грамотно, Александр Владимирович понял мою сложную ситуацию. Даже стало немного легче на душе.
А в этом году, весной, состоялось судебное заседание, где было такое ощущение, что меня не слышат… Будто я говорю, а меня никто не слышит… Решение суда ошеломило… Получилось, что как сирота я уже не имею права на получение квартиры, я же виновата и в нарушении моих прав. Вот я вам зачитаю: «Незнание истцом законодательства в сфере жилищных прав не является уважительной причиной для их неиспользования... Так же не согласуются и пояснения самой Е.Ю. Журнаковой, которая причиной того, что она не реализовала свои жилищные права, зная их, указала тот факт, что не доверяла сотрудникам администрации, отдела опеки и попечительства и управления социальной политики.»
Но ведь это именно они поселили меня в комнату в 10 кв.м вместо того, чтобы, как положено по закону, дать жилье не менее 33 кв.м. на одиноко проживающего.
Алапаевский городской прокурор и я написали апелляцию в областной суд. И летом было повторное рассмотрение. Решением областного суда было признано то, что мои жилищные права были нарушены, и не по моей вине. А на официальные инстанции областным судом были «возложены обязанности предоставить мне жилое помещение, отвечающее установленным санитарным и техническим требованиям, не менее нормы предоставления жилого помещения, установленной органом местного самоуправления».
30 августа я получила официальный документ из министерства строительства и развития инфраструктуры Свердловской области, где мне сообщили, что я внесена в список детей-сирот, сформированный на основании вступивших в законную силу судебных решений. В данном списке я числюсь 79, а далее несколько официальных пояснений о том, почему обеспечение меня жилым помещением планируется «при положительных результатах» в 2019 году…
И как мне сейчас жить? Где искать справедливости? Кто поможет?

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.