Меню
12+

«Алапаевская газета». Еженедельник для города и района

14.10.2021 08:04 Четверг
Категории (2):
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 41 от 14.10.2021 г.

Герои нашего края

Автор: Материал и снимки из архива «РЖД» (ОАО «Российские железные дороги»)

25 лет назад машинист локомотивного депо Егоршино Свердловской железной дороги Евгений Парчинский и его помощник Юрий Задворных предотвратили страшную катастрофу – столкновение пассажирского поезда с двигавшимся ему навстречу на большой скорости маневровым локомотивом. Сблизившись на минимально возможное расстояние, машинист дал обратный ход и таким образом «поймал» на себя неуправляемый тепловоз. Принимали удар машинисты, находясь в кабине, в которую должна была врезаться многотонная махина. 

Династия железнодорожников

К сожалению, уже нет в живых главного героя той истории – машиниста Евгения Парчинского, он умер 30 августа 2012 года на 67-м году жизни. Эта история о том, что жизнь в любой момент может преподнести нам испытание. И тогда всё будет зависеть от принятого нами решения. Оно не может быть случайным и предопределено тем, что мы в себе несём, – нашим опытом, нашей совестью. Так, наверное, было и у Парчинского.

– Фамилия Парчинских – с Могилёвщины, из Белоруссии, – говорит вдова Лилия Парчинская. – У Евгения Николаевича и отец, и дед были железнодорожниками. Отца звали Николай Михайлович, он работал на паровозах, 13 лет был начальником локомотивного депо Егоршино. Евгений пошёл по их стопам, в 16 лет у него уже была трудовая книжка; учась в Алапаевском железнодорожном техникуме, проходил практику слесарем по ремонту подвижного состава в Серове.

С 1969 года Евгений Парчинский – помощник машиниста, с 1973 года уже самостоятельно водит поезда. В 1974 году у семьи Парчинских появился первенец – сын Сергей, и семья прочно обосновалась в Алапаевске, где жили родители Евгения Николаевича. На участках дороги от Алапаевска нет электротяги, там работают тепловозы. Евгений Парчинский, будучи машинистом тепловоза, водил грузовые составы, пассажирский поезд в Серов, в 90-е годы – пригородный поезд Алапаевск – Сосьва — Новая. На этом маршруте работал вместе с помощником Юрием Задворных.

Над Сосьвой безоблачное небо

В то утро около 8 часов поезд выехал из Алапаевска, примерно в 11 часов прибыл в Сосьву. Через полчаса бригаде предстоял обратный путь в Алапаевск. Со станции Сосьва-Новая вышли по расписанию, в 11:28. Через 16 минут была первая остановка – 97-й километр.

– Мы на 97-м километре посадили пассажиров, проехали по мосту через реку Сосьву. Только проехали мост – вызов по рации: дежурная по станции Усть-Берёзовка несколько раз буквально выкрикивала «Шесть шестьсот восьмидесятый, шесть шестьсот восьмидесятый!» Мы ей отвечали, а она нас не слышала. Но по голосу дежурной было ясно: она в шоковом состоянии, и что-то случилось, – говорит Юрий Задворных.

Дежурная по станции Усть-Берёзовка Алевтина Занкина, увидев промчавшийся мимо на бешеной скорости тепловоз без машиниста в кабине, пыталась предупредить Парчинского, но из-за плохой связи не слышала его ответа. Но потом, как вспоминает Юрий Задворных, в эфир прорвался голос диспетчера Егоршинского отделения дороги, и она сообщила локомотивной бригаде, что на пригородный поезд движется локомотив. Участок однопутный, и было очевидно, что крушения не избежать. От момента получения сообщения и до столкновения прошло восемь минут. Но этот промежуток времени для двух людей в кабине тепловоза по своим эмоциям и событиям оказался спрессован до предела.

«Будем ловить»

–Первое, что мы испытали, – удивление. Такого не может быть! – говорит Юрий Задворных. – Но раздумывать было некогда, остановили состав, отцепили вагоны, закрепили их и поехали навстречу тепловозу. Мы уже действовали не по инструкции: я должен был остаться с вагонами, а машинист один ехать навстречу двигающемуся локомотиву, увидев препятствие – остановиться, закрепить тепловоз, заглушить дизель и, покинув кабину, отойти на безопасное расстояние. Сделай мы так – был бы страшный удар. А у нас на тепловозе два топливных бака, по одному в каждой секции, в каждый входит тонн 8 соляры, да на тээмке (маневровый тепловоз ТЭМ 2) – под 6 тонн. Тут было бы такое кострище!

Локомотивной бригаде помогли проводники вагонов: стали выводить в лес на безопасное от дороги расстояние пассажиров – это помогло сэкономить время. У машиниста созрел план, своему помощнику он сказал: «Будем ловить», – и направил свой локомотив навстречу движущемуся тепловозу. Предполагалось, что, сблизившись с ним на минимально возможное расстояние, машинист даст обратный ход и таким образом «поймает» на себя неуправляемый тепловоз. В этом случае удар от столкновения двух локомотивов, двигающихся в одном направлении, был бы не столь силён. Этот маневр не был прописан ни в одной инструкции.

– Но похожие истории Евгений Николаевич слышал от отца, – вспоминает Лилия Парчинская. – Правда, так машинисты «ловили» не локомотивы, а вагоны: выезжали навстречу им, набирали обратный ход и, когда те их догоняли, – цепляли и тормозили. Видимо, это запомнилось, поэтому и родилось такое решение. Но никто ни до него, ни после не пытался останавливать таким образом локомотив на ходу.

Решение рискованное: вместо того, чтобы оставить локомотив и убежать в лес, машинист и его помощник остались на тепловозе. Принимали удар машинисты, находясь в кабине, в которую должна была врезаться многотонная махина.

«Живой!»

–Мы выехали на горку, а он из кривой в горку поднимается – дым из трубы валит, сцепка ходуном ходит, тогда мы поняли, что летит он на большой скорости, – говорит Юрий Задворных. – Сразу остановка, я выскочил, поставил башмак и обратно в локомотив. Уже было понятно, что никакой башмак не удержит его, но у нас же инструкция! Мы начали в обратную сторону развивать скорость, но сразу же не разогнаться. Тот нас догоняет. Башмак только звякнул и в лес улетел. Я говорю шефу: «Сзади переезд». Он пару позиций на контроллере сбросил. Поэтому у нас скорость была не более 50 километров в час, когда нас догнал маневровый…

Как позже выяснится, неуправляемый локомотив шёл со скоростью около 120 километров в час. За мгновение до столкновения машинист Парчинский выключил топливный насос, сбросил контроллер, тем самым заглушив двигатель, а сам интуитивно бросился в дизельный проход. Это его спасло: пульт, за которым он сидел, от столкновения смяло. Правда, от удара сорвало с петель и дверь в дизельное отделение, она сильно ударила его по спине. У помощника машиниста была повреждена нога. Очнувшись, первым делом Парчинский крикнул: «Юра, ты живой?» Тот ответил: «Живой!» Вроде целы. Первым делом помощник пошёл посмотреть, что случилось с машинистом тепловоза, что столкнулся с ними. Каково же было их удивление, когда кабина оказалась закрытой, в ней никого не оказалось, а контроллер пульта управления был зафиксирован на самой верхней, восьмой, позиции.

– Мы отцепили вторую секцию тепловоза и своим ходом, после разрешения дежурного по станции, повели поезд обратно в Сосьву. Я на переднем вагоне, Евгений Николаевич – на тепловозной секции, – подытожил Юрий Владимирович.

Кстати, у него была возможность и даже обязанность покинуть тепловоз, оставить машиниста одного, но он этого не сделал.

– Разве мог я его бросить? – недоумевал он. – Когда ставил башмак для приближающегося тепловоза, он крикнул мне: «Покинь кабину!» Я его не послушал и остался.

Обида на всех

Но как же маневровый тепловоз оказался на перегоне? Расследование быстро вышло на след злоумышленника, им оказался помощник машиниста дрезины Алапаевской дистанции пути Владимир Фарафонтов. Как выяснило следствие, свой поступок тот объяснил тем, что был обижен за то, что не получил должность машиниста. Поэтому решил отомстить, сразу всем. Он хорошо знал, как управляется тепловоз: завёл дизель, выставил ручку хода на максимум, разогнал машину, вышел из кабины, запер дверь и спрыгнул на ходу. Позднее его судили, на суде, по словам Юрия Задворных, тот предстал жалким и потерянным.

Медные трубы

А впереди героев ждали награды. Хотя не сразу их действия признали правильными, уж очень много они нарушили всевозможных инструкций и предписаний. 9 апреля 1997 года Евгению Николаевичу Парчинскому было присвоено звание Героя России. Золотую звезду ему вручал в Кремле Президент РФ Борис Ельцин. Юрий Владимирович Задворных был награждён орденом Мужества.

Евгений Парчинский проработал на тепловозах до февраля 2001 года, уйдя на пенсию по льготному списку в 55 лет, общий стаж его работы машинистом составил почти 30 лет. В том же году переехал в Екатеринбург, где семья получила квартиру. Умер 30 августа 2012 года, похоронен на Михайловском кладбище города Алапаевска.

Помощник машиниста Юрий Задворных ушёл на пенсию в 2013 году. Сейчас живёт в Алапаевске.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

64