Меню
12+

«Алапаевская газета». Еженедельник для города и района

25.10.2018 09:01 Четверг
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 43 от 25.10.2018 г.

Ему покорилась вечная мерзлота

Автор: Елена Клещёва. Снимок Юрия Дунаева

В.Н.Ткаченко. Орден Ленина за строительство Вилюйской ГЭС

Комсомольские стройки, пожалуй, самая лучшая из традиций комсомола. Василий Николаевич Ткаченко -  один из тех многих тысяч комсомольцев, которые за 9 с половиной лет построили уникальную Вилюйскую гидроэлектростанцию в Якутии в условиях Крайнего Севера и вечной мерзлоты. 

И в снег, и в ветер…

Воистину, труд их был героическим. По данным справочников, Вилюйская ГЭС строилась в чрезвычайно тяжёлых условиях вечной мерзлоты. Рабочий день на свежем воздухе при минус 50-ти – нормальная ситуация, на работу не выходили, только если за окном было ниже минус 57 и с ветром. А если учесть, что многие современные технические средства, например, цементовозы, тогда были недоступны, то становится вообще непонятным, как сумели стройку все же завершить. Завершили! И вполне успешно. За доблестный труд на строительстве Вилюйской гидроэлектростанции Указом Президиума Верховного Совета СССР 12 марта 1971 года Василию Николаевичу Ткаченко, как и десяткам других комсомольцев, был присвоен орден Ленина – высшая государственная награда СССР.

До тех пор строить ГЭС в условиях Крайнего Севера просто не умели. Многие конструктивные решения во время стройки отрабатывались впервые – Саяно-Шушенская ГЭС начала строиться на два года позднее.

– Но! Вилюйская ГЭС до сих пор исправно снабжает электричеством жителей Якутии, а Саяно-Шушенская уже «рванула»! – не без гордости за свой труд отмечает бригадир комсомольской строительной бригады Вилюйской ГЭС Василий Николаевич Ткаченко, сегодня проживающий в селе Коптелово.

По оценкам специалистов, строителям самой северной гидроэлектростанции удалось заставить природу служить людям – тело плотины фактически состоит из застывшей на якутских морозах глины, сверху покрытой цементным куполом.

Василий Николаевич руководил бригадой из 50 человек, работа которых была организована в три смены. За каждой бригадой был закреплен свой участок. Бригадир отвечал за сроки выполнения и качество работы. Фактически именно комсомольцы-добровольцы сначала свозили к реке Вилюй глину, разогревали ее тепловыми пушками, складывали, плотно утрамбовывая, в несколько слоев, а потом заливали застывшую гору глины цементом. О масштабе проведенной работы говорят еще и физические параметры плотины: длина 600 метров, высота 75 метров – 6 пятиэтажек!

- Однажды ребята из моей бригады не слишком ровно уложили цемент. Долго уговаривать исправить непорядок не пришлось. Работали мы на совесть, и за брак в работе перед товарищами-комсомольцами было стыдно. Могли ведь и на комсомольском собрании на вид поставить, – вспоминает Василий Николаевич.

На стройке использовались свои комсомольские методы организации труда. Действовали комсомольские штабы, в состав которых входили молодые рабочие, бригадиры и специалисты, представители хозяйственных и профсоюзных органов, комсомольские активисты монтажных и специализированных организаций, субподрядных подразделений. В бригадах, на строительных участках создавались посты "Комсомольского прожектора" для борьбы за укрепление трудовой дисциплины, экономию строительных материалов, эффективное использование техники. Велась "Летопись ударной стройки", куда заносились имена молодых специалистов, комсомольско-молодежных коллективов, внесших значительный вклад в выполнение планов строительства. Коллективы ударных комсомольских строек участвовали во Всесоюзном соревновании молодых строителей и монтажников.

Особенности организации комсомольской работы помогали выполнять, казалось бы, невыполнимые задачи. Наиболее значимые народно-хозяйственные объекты, как Вилюйская ГЭС, получали статус Всесоюзных ударных комсомольских строек. Они находились главным образом в труднодоступных и малообжитых районах. На таких стройках возводились глобальные проекты советского правительства: магистрали, каналы, станции, водохранилища. На ударных комсомольских стройках обычно удавалось добиваться более высоких показателей, чем в целом по отрасли. Комитетам комсомола приходилось участвовать в решении множества сопутствующих вопросов, таких как строительство жилья для молодых рабочих, налаживание их быта, организация досуга.

Обычно комсомольские стройки комплектовались рабочей силой посредством проводимых ЦК ВЛКСМ общественных призывов молодежи, а также за счет временных добровольных комсомольско-молодежных строительных отрядов. Документ, по которому комсомольца направляли на временную работу, назывался комсомольская путевка. Как правило, она представляла собой сложенную вдвое картонку, похожую на открытку.

Как закалялась сталь

Свою комсомольскую путевку Василий Николаевич получил из рук уполномоченного комиссара, когда заканчивался третий год его воинской службы на всемирно известном Байконуре. Но до службы в армии мальчишке еще нужно было дорасти. Или даже дожить…

Василий Николаевич из того особого поколения людей, которых сегодня мы называем «дети войны». Их отцы сражались и погибали в боях Великой Отечественной, матери трудились на заводах и в поле от зари до зари.

Он родился в 1940-м в Казахтане, в Кокчетавской области, в селе Мищенко. Для труда и боя слишком мал, а для голода и холода – самый возраст. И того и другого в казахстанской степи военного лихолетья маленький Вася вместе со своими тремя братьями хватил полной ложкой. До сих пор отчетливо помнит, как вместе с братьями ел сырую мерзлую картошку с кожурой и думал, что в мире ничего вкуснее нет. Он до сих пор знает, как по-разному человеческий организм реагирует на голод: сам он, в отцовскую породу худощавый, становился еще тоньше, а его брат, чуть полноватый – в мать, опухал и синел. Он помнит лютые степные ветра, которые выдували из дома последние остатки тепла от печки, топленной сухим коровяком, и то, как братья, тесно прижавшись друг к другу, спасались от холода прямо внутри этой самой печки. Зато закалку организм получил отменную (Василий Николаевич до сих пор не пьет никаких таблеток).

Удивительное поколение! Про них поэт говорил «гвозди бы делать из этих людей!» В самых нечеловеческих условиях они умели ценить жизнь, умели радоваться тому малому, что посылает судьба, и при этом умели мечтать о великом, смогли это великое созидать, творить…

Единственное, о чем сожалеет Василий Николаевич, так это о том, что учиться вовремя и хорошо ему почти не довелось. Послевоенное детство не располагало к получению образования. На 35 учеников в классе сельской школы было всего два комплекта учебников, и те у детей руководящих работников. Остальные учились, как придется. В итоге к пятому классу мальчишка едва умел читать и писать. Так и остался бы Вася Ткаченко неучем, если бы не сила духа, природный ум и стремление к знаниям.

Характер и настойчивость помогли освоить трактор, а комсомол, в который он вступил еще в родном колхозе, позволил деревенскому пареньку уверенно встать на ноги, заработать авторитет среди товарищей, получить первый опыт организационной работы. Все это ему очень пригодилось, когда Василия призвали в армию.

– Служил я на Байконуре. Это было и трудно, и интересно. Удалось увидеть многих известных людей – Гагарина, Титова, Королева… Солдат было много, и первое время старшие ребята пытались нас задеть, обидеть, – вспоминает Василий Николаевич.

Лукаво улыбаясь, он умолчал, как ему удалось справиться с неуставными армейскими отношениями. Но, очевидно, у него получилось сплотить вокруг себя солдат-новобранцев и дать обидчикам коллективный отпор, заработать в армейском сообществе исключительный авторитет, который в конечном итоге и сделал его секретарем комсомольской ячейки.

Именно этот опыт комсомольской работы привел Василия Николаевича в Якутию, в Чернышевский – поселок строителей Вилюйской ГЭС, куда он попал сразу после службы в армии по комсомольскому призыву. В те дни руководство КПСС и правительство обратились к советской молодежи с призывом направить своих лучших представителей на Север и в восточные районы страны – на строительство электростанций, заводов, рудников, угольных шахт и железных дорог. Продолжая традиции первых пятилеток, комсомол объявил себя шефом масштабного строительства.

Участие в комсомольских стройках стало считаться важнейшей задачей, делом чести всех комсомольских организаций. Множество молодых строителей получили комсомольские путевки. Ребят и девушек не пугали ни бытовые неудобства, ни тяжелый климат. Молодежь ехала на стройки за таежной романтикой, "за туманом и за запахом тайги". Комсомольские стройки были воспеты в советских песнях. Труд комсомольцев и молодежи удостоился высокой оценки. Многие из них получили правительственные награды. Василий Ткаченко и его сослуживцы за успешное завершение строительства первой очереди Вилюйской ГЭС оказались в их числе.

Жизнь после комсомола

Комсомолец Ткаченко очень грамотно распорядился данным ему жизнью шансом — во время работы на стройке он много и жадно читал, упорно и с большим интересом учился, осваивал профессию зоотехника. Так что к завершению строительства в 1970-м году он оказался весьма востребованным специалистом в сельском хозяйстве и смог выбирать, где ему будет лучше. Выбрал колхоз «Пламя» в Алапаевском районе. С Алапаевским районом он оказался связанным на всю оставшуюся жизнь. Здесь живет он сам, его дети и внуки. Он продолжает много читать, внимательно следит за новостями политики и экономики и даже переписывается с некоторыми тележурналистами, обсуждая актуальные темы современной жизни.

Кажется, время комсомольских строек давно кануло в лету. Не гремят призывы, не шумят комсомольские собрания. Но комсомольцы продолжают жить своей яркой и наполненной жизнью. Они не могут, не умеют оставаться равнодушными к тому, что происходит вокруг. Ко всему имеют свое личное отношение, столь мощное, что когда-то отправляло ракеты в космос, осваивало целину, растапливало льды вечной мерзлоты…

22