Меню
12+

«Алапаевская газета». Еженедельник для города и района

16.04.2020 07:59 Четверг
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 16 от 16.04.2020 г.

Дискуссионная трибуна

Автор: Ю. ШАМРО, "Областная газета", Д. КЛЕЩЕВ, "АГ"

В одном из номеров «Алапаевской газеты» вышла публикация «Дискуссионной трибуны» о судьбе малых городов России, таких как Алапаевск. Но существует и другая точка зрения, которую на встрече в "Ельцин-центре" озвучила профессор МГУ Наталья Зубаревич и которая состоит в том, что власть должна ускорить темпы урбанизации в регионах и всячески способствовать переселению людей в большие города. Решит ли это экономические и стратегические задачи, которые стоят перед страной? Стоит прочитать и крепко задуматься: куда же несёшься ты, Русь?

Ю. Шамро, «Областная газета»

В Екатеринбурге обсудили: почему Москве – всё, а регионам – остатки

О темпах развития Москвы сегодня многим другим регионам можно только мечтать. Поэтому то, что на дискуссию с участием экономиста-географа профессора МГУ Натальи ЗУБАРЕВИЧ «Москве – всё, регионам – остатки» в Ельцин-центре не осталось ни одного билета, особо не удивило. «Облгазета» выделила пять самых любопытных тезисов из выступления.

Почему Москва?

– Мы живём на нефтяную ренту. Когда три субъекта РФ дают половину дохода бюджета страны, появляется место, куда всё стягивается. Все чиновники и силовики сконцентрированы в Москве. Здесь же находятся штаб-квартиры сверхкрупных экспортных компаний и госкорпораций. Куда они будут стягивать большую часть налога на прибыль? В Москву. Это не вылечится, пока в стране не будет нормальных условий для малого и среднего бизнеса. Попытки изъять быстрорастущие доходы Москвы предпринимались, но для этого необходимо было менять Бюджетный кодекс. В ноябре 2019 года профицит бюджета Москвы составлял примерно 240–260 млрд рублей.

Да, Москва значительно пополняет федеральный бюджет. Но я бы смотрела на медаль с двух сторон. Москва зарабатывает на двух базовых налогах. Примерно 40 процентов – это налог на доходы физлиц. От 34 до 39 процентов в разные годы – налог на прибыль компаний. Москва действительно платит гигантские отчисления, но и зарплаты у них большие. Налог на прибыль она потребляет полностью сама, это региональный налог.

Кому дотации?

– Уровень дотаций больше всего у Ингушетии и Чечни. Также в списке наши «экономические дистрофики» в Сибири – Тыва и Алтай. И, конечно, любимцы публики – Крым и Севастополь. Самый большой рост трансферта регионам страны был в 2009 году – за год на 29 процентов. Тогда налог на прибыль сократился в 10 раз, доходов почти не оставалось, но был адский кризис. Сейчас всё иначе.

Чечне, Крыму, Севастополю выделяются средства, просто потому что они – это они. С жителями Среднего Урала – по-другому. Никакой у вас выравнивающей дотации нет. Все ругают эту систему, но она невероятно гибкая. Власть резко сократила в 2019 году объём балансирующих дотаций. Но система перегруппировалась: у нас почти вдвое выросли иные дотации, они почти вдвое больше субвенций. Сейчас ситуация складывается так, что важнее не пахать в своём регионе, а выбивать деньги. Субъекты не могут развиваться в таком формате.

Децентрализовать налогообложение нельзя. Кто выиграет от этого? Мы страна сверхконцентрированной нефтяной ренты, пока мы с неё не слезем, так и будет. Нужно навести порядок в перераспределительной политике.

Как регионам получать больше денег?

– Можно создать альянс из нескольких сильных игроков и пролоббировать какой-то вопрос. Но это сложно, метро у вас – не значит метро в Краснодаре. Можно установить очерёдность, на чьи проекты выделять деньги в первую очередь. Но некоторые главы возразят: «Это я буду четвёртый, а на третьем деньги закончатся?»

Будущее за городами-миллионниками?

– Сейчас 23 процента жителей страны живёт в городах-миллионниках. Если добавим полумиллионники – будет треть населения. Это основа, на которой будет развиваться страна. В России принято гордиться масштабами территорий. Но ведь это гигантские издержки. Если Екатеринбург будет расти, то сформируется субурбанизационная зона, где в пределах пятидесяти километров будут улучшаться инфраструктура, повышаться доступность социальных услуг.

Почти 30 процентов сельского населения России живёт в Южном и Северо-Кавказском округах. Главная задача российской власти – делать сносной жизнь тех, кто там проживает. И не мешать, а может, и помогать уезжать оттуда, где работы точно не будет, тем, кто хочет перебраться. Нацпроекты дадут определённый эффект для экономического роста. Нацпроекты могут улучшить жизнь в регионах, если в них будет внятный кусок инфраструктурных инвестиций в крупные города. Крупный город в любом регионе – это драйвер развития.

Каким будет эффект от Универсиады?

– Красноярск в последний год перед Универсиадой рассчитывал на многое. Город почистили, улучшили асфальт на дорогах. Но долг бюджета Красноярского края не сократился. А у Казани, наоборот, получилось добыть много федеральных денег на Универсиаду. Екатеринбург, вероятно, пойдёт по пути Красноярска.

Я бы сказала большое спасибо вашим металлургам за то, что они вовремя осознали, что в Екатеринбург надо инвестировать. Это город с сильной сервисной составляющей. У вас у одних из первых появилась аэропортовая система, куча современных магазинов. Сейчас вам, конечно, нужно метро.

Подготовлено в соответствии с критериями, утверждёнными приказом Департамента информационной политики Свердловской области от 09.01.2018 №1 «Об утверждении критериев отнесения информационных материалов, публикуемых государственными учреждениями Свердловской области, в отношении которых функции и полномочия учредителя осуществляет Департамент информационной политики Свердловской области, к социально значимой информации».

(Подготовлено в соответствии с критериями, утверждёнными приказом Департамента информационной политики Свердловской области от 09.01.2018 №1 «Об утверждении критериев отнесения информационных материалов, публикуемых государственными учреждениями Свердловской области, в отношении которых функции и полномочия учредителя осуществляет Департамент информационной политики Свердловской области, к социально значимой информации».)

Д. Клещев

Комментарий из Алапаевска

Первое впечатление – ура, из Москвы на Урал приехал смелый человек, который разбирается в экономике и открыто критикует Москву! Но место проведения обсуждений — «Ельцин-центр» (как много в этом слове!) — сразу насторожило. Давайте посмотрим, что же предлагает Наталья Зубаревич.

Она дает высокую оценку уральским металлургам за то, что они инвестируют прибыль в Екатеринбург, который постепенно высасывает молодежь из малых городов и деревень области. Московскому эксперту кажется, что это положительный фактор роста. Потому что по завету либеральных политиков и их идейных вдохновителей — пропагандистов из США — Россия ни в коем случае не должна развивать и обживать свои обширные пространства. Это «гигантские издержки», говорит профессор МГУ уральцам, то есть экономически невыгодно и неэффективно?!

Драйвером развития страны названы только города-миллионники, которые должны и дальше стягивать на себя ресурсы. Следовательно, территории сибирских «дистрофиков» должны и дальше вымирать, не имея налоговой базы для развития. В качестве примера Н.Зубаревич приводит… минуточку внимания, ту же Москву, которая якобы сама себя обеспечивает финансами и ресурсами. Как будто российскую нефть и газ Москва качает прямо из Москвы-реки.

Нам, жителям малых городов, практически прямым текстом говорят: ваша жизнь экономически невыгодна, нецелесообразна и в перспективе никому не нужна! Ну ладно, допустим, разбежимся по большим городам. Что дальше?

Секрет в том, что в стиснутых пространством мегаполисах возрастает качество, а не количество жизни. Они никогда не воспроизводят на 100 процентов трудоспособное население и ресурсы. В действительности это они вечно умирающие «города-вампиры», которым жизненно необходимы малые «города-доноры». Поэтому при вымирании провинции между большими городами обостряется конкуренция за ресурсы и лояльность населения. В результате чего поднимается волна массовых «майданов незалежности», и Россия как единое государство может прекратить существование, на что в конечном счете и была направлена либеральная политика 1990-х годов. Вот тогда Москва точно окажется главным «регионом-дистрофиком». Москва, Кремль, вам это надо?

Несомненно, в размышлениях Натальи Зубаревич есть много интересных наблюдений, но в силу того, что она живет не в деревне или в малом городе, а в Москве, ее «теория четырех Россий» не содержит решения фундаментальных противоречий. Да, у регионов должны быть сильные центры, но перейти от системы дотаций к устойчивому долгосрочному развитию без малых городов и сельских территорий, как видится, невозможно.

Не надо нам, русским людям, указывать, где и как мы должны жить. Мы строили эту страну и проливали кровь за Москву не для того, чтобы нас, как туземцев Америки, загоняли в резервации. Если Москва оторвалась от реальной жизни на земле, пусть приезжают после карантина к нам в Алапаевск. Подискутируем, разъясним, что к чему.

P.S. Как показала ситуация с распространением COVID-19, наибольшую эпидемиологическую опасность представляют города-миллионники с большой плотностью населения. Именно там сейчас строят новые больницы, туда стягивают дополнительные ресурсы, и это, конечно, правильно! Однако либеральная «неравновесная модель экономического роста» привела к тому, что некоторые малые города в результате бюджетных оптимизаций оказались вообще без инфекционных отделений! А какой ущерб в малых городах понесли предприниматели? Эти цифры пока никто не подсчитал и не озвучил, но ситуация на местах серьезная и еще раз заставляет задуматься о продуманной государственной стратегии развития территорий. Пока создается впечатление, что никакой стратегии в отношении малых городов у государства нет, и никто из экономистов об этом даже не задумывается.

28