Меню
12+

«Алапаевская газета». Еженедельник для города и района

28.03.2019 08:23 Четверг
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 13 от 28.03.2019 г.

Кузнец – художник, кузнец – творец

Автор: Елена Клещёва. Снимки из архива М.Никулина

Кузнец – всем профессиям отец. С этих слов началось наше общение с Михаилом Никулиным, алапаевским мастером по художественной ковке изделий из железа – ремесла древнего, как сама человеческая цивилизация. А на сегодняшний день и очень редкого.

– Михаил, почему кузнец?

– Я с раннего детства был увлечен всем, что связано с железом. Велосипеды, мотоциклы, любая техника. Потом учиться пошел в училище по специальности «газоэлектросварка», работал. А потом я увидел работы Владимира Николаевича Мозина, продолжателя алапаевских традиций кузнечного ремесла, и буквально заболел идеей научиться делать такие же красивые вещи из железа. Нашел его. Попросился в ученики. Он сказал, что это очень тяжело и трудно и мне лучше заняться чем-нибудь другим…

Михаил расстроился, но не опустил рук. Сам стал потихоньку строить кузню, купил горн, начал делать, подбирать необходимый инструмент… Да, инструмент кузнеца — вещь весьма тонкая, индивидуальная, можно сказать, уникальная. Сторонний человек, даже мастер, не сразу и поймет, для чего тот или иной инструмент. Все то же самое и с горном, с наковальней… Кузня – это продолжение мастера, его творческая мастерская, где обитают, перетекают друг в друга древние духи огня и железа. Может, поэтому кузнецов предки считали ведунами, дружащими с нечистой силой?

Трудно сказать. К мистике Михаил относится скептически, говорит, что профессия сама его нашла и выбрала и до сих пор не отпускает. И в этом главная мистика. За работой он может забыть о времени, о проблемах, о насущных нуждах, если они напрямую не связаны с кузней и наковальней.

– Бывает, денег не нужно, лишь бы работа радовала, – смеется Михаил. – Иногда вот так работаешь над проектом, душу вкладываешь, работа получается очень красивой, и потом очень трудно бывает отдать клиенту его заказ. Ведь каждый проект уникален, повторить его снова невозможно.

В 2009 году Михаил выковал первые свои поделки. Набирался собственного опыта. Потом об упрямстве молодого коллеги узнал и Владимир Мозин, пригласил к сотрудничеству, раскрыл секреты ремесла. Михаил учился у Владимира Николаевича весьма прилежно и за науку старому мастеру всегда будет благодарен. Но все-таки главными своими учителями Михаил считает свои собственные горн и наковальню.

– Опыт, знания, навыки приобретаются в процессе работы. Каждый проект учит, помогает усовершенствовать технологию, заставляет обновлять инструменты и оборудование, бодрит и разум, и тело. Вот, например, появилась необходимость – и рисовать научился, хотя раньше никогда не рисовал…

Обычно проект, технология изготовления складываются сначала в его голове, потом они перетекают на бумагу, просчитываются и прорисовываются раз за разом и только потом кузнец берется за материал и инструмент, раздувает горн. Конечно, обмен опытом с коллегами тоже помогает, и Михаил старается ни один фестиваль кузнецов, где бы он ни проходил, не пропускать. В свое время и Владимира Николаевича вытащил на такой фестиваль, где в грязь лицом не ударили — очень достойно представляли Алапаевск. Удивительно, но и жена Марина от Михаила не отстает – ездит вместе с мужем на эти встречи профессионалов.

– Вообще, сейчас очень большой интерес к кузнечному ремеслу. Многие строят свои дома и хотят эти дома украсить, сделать индивидуальными, особенными. А что может быть лучше кованого металла для этих целей?!

Настоящее дело всегда мастера прокормит. Работу кузнеца–художника клиенты, которых у Михаила по всей области немало, ценят очень высоко. Но, как Михаил уже говорил, не в деньгах счастье. Важно еще, какой след мастер оставит на земле. Например, сейчас Михаил занят на строительстве и благоустройстве старого и нового храмов на территории мужского монастыря Новомучеников Российских – продолжает работу своего учителя.

Сегодня Михаилу Никулину 35 лет и есть в нем что-то от бажовских героев – Данилы-мастера или Степана из «Малахитовой шкатулки». Тот же наш уральский говорок, степенная обстоятельность в движениях, прямота в суждениях и искренность в глазах. Есть у Михаила семья, крепкая и красивая, как его железные кружева. Жена и две красавицы-дочери. А два месяца назад родился еще и сын Савелий – отцовская долгожданная радость и гордость. И надежда, что дело мастера, искусство кузнеца-художника продолжится…

48