Меню
12+

«Алапаевская газета». Еженедельник для города и района

20.04.2018 09:29 Пятница
Категории (2):
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 16 от  19.04.2018 г.

Россия звала к отваге…

Автор: Людмила ЮГОВА. Снимок предоставлен автором

Офицеры лейб-гвардии Гусарского полка князья Олег, Гавриил и Игорь Константиновичи. Сентябрь 1914 г.

В канун 100-летия гибели на алапаевской земле членов Императорского Дома Романовых хочется рассказать об участии в боевых действиях на фронтах Первой мировой в 1914‑1915 годах князей Императорской Крови Иоанна, Гавриила, Константина, Олега и Игоря Константиновичей. Позднее трое из них – Иоанн, Константин и Игорь – в июле 1918 года примут мученическую смерть в шахте на Межной близ Алапаевска.

Дело чести

Долг и традиции Императорского Дома Романовых требовали, чтобы все его члены, вне зависимости от их личных склонностей и пристрастий, получали военное образование, становились воинами, готовыми в любое мгновение постоять на поле брани за Веру, Царя и Отечество, защитить свою Родину от врагов.

Поэтому великий князь Константин Константинович с детства определил своих шестерых сыновей в кадетские корпуса: Иоанна – в Первый Санкт-Петербургский, Гавриила – в Первый Московский, Константина – в Нижегородский, Олега – в Полоцкий, Игоря – в Петровско-Полтавский, Георгия – в Орловский.

По окончании кадетских корпусов князья Иоанн и Гавриил обучались в Николаевском кавалерийском училище, Константин и Игорь – в Пажеском корпусе. Позднее князьям Гавриилу и Олегу было позволено обучаться в гражданском учебном заведении – Александровском лицее, но, тем не менее, они при этом находились и на действительной военной службе.

После производства в офицеры и принятия присяги князь Иоанн был определен в лейб-гвардии Конный полк, князья Гавриил, Игорь и Олег – в лейб-гвардии Гусарский полк, а князь Константин – в лейб-гвардии Измайловский полк.

Константиновичи на фронтах Первой мировой

И в 1914 году, после объявления Германией войны России, они все в составе своих полков выступили на фронт и приняли участие в боевых действиях. Вот что записал об этом 9 августа в своем дневнике князь Олег Константинович: «Мне это страшно нравится, так как показывает, что в трудную минуту царская семья держит себя на высоте своего положения… Мне приятно, мне только радостно, что мы все впятером Константиновичи на войне».

Поручик князь Гавриил и корнет князь Игорь Константиновичи в составе 4-го эскадрона, а корнет князь Олег Константинович в составе 5-го эскадрона лейб-гвардии Гусарского полка, который входил в состав 1-ой армии генерала Ранненкампфа, непосредственно принимали участие в боях во время наступательного марша на севере Восточной Пруссии с 27 июля по 18 августа и отступления с 20 августа по 27 сентября 1914 года.

Вот как писал об этом матери великой княгине Елизавете Маврикиевне князь Гавриил: «Вот уже второй месяц, как мы уехали. Был три раза под огнём. Господь миловал. Приходится иной раз тяжело. Бывает, что идём, идём весь день, с утра до темноты. Варим закуску в седлах. Спим в мешках. Теперь я уже привык».

В этом же походе участвовал штаб-ротмистр Конного полка князь Иоанн – он был назначен ординарцем генерала Кознакова в штаб 1-й Гвардейской кавалерийской дивизии, также входившей в состав армии Ранненкампфа.

Его письмо домой отцу, написанное 27 августа, свидетельствует о его высоком духовном настрое: «Господь удивительно хранит меня. Я глубоко верю в Него, и ещё больше, чем раньше… Бой под Креупшикиным никогда не изгладится из памяти… Трудно описать чувство, когда находишься в бою. Страх, который стараешься побороть, и вместе с тем хочется маску сделать (то есть не подать виду – прим. Л.Ю.). Я мог быть убит как угодно. Шрапнели летели над головой, но Бог меня спасал. Скверное чувство теперь сидеть здесь, когда братишки в опасности. Подчас ужасно бывает тяжело. Если мы живы, то я считаю, что это благодаря тому, что я завещал, чтобы ежедневно была в Мраморном [дворце] в нашей комнате литургия о здравии всех нас, братьев… Вера помогает во всём. Во время войны особенно это чувствуешь».

В отличие от братьев, которые могли хоть иногда видеться друг с другом, штабс-капитан князь Константин не только не видел родных лиц, но и долгое время не имел никаких известий от братьев. Лейб-гвардии Измайловский полк 3 августа был передан 2-й армии генерала Самсонова, которая наступала на юге Восточной Пруссии. В своем письме с фронта отцу от 15 сентября князь Константин пишет: «Часто досадуешь на то, что на том фронте братья воюют вместе, а я один. Спасаешься только тем, что берешь себя в руки и стараешься об этом не думать».

В ответ на вопросы отца о военных действиях он пишет ему следующее: «Ты спрашиваешь, в каких боях я участвовал; собственно говоря, во всех. Но дело в том, что в цепи я не лежал, а всё находился при командире. Один раз я ездил для связи с колонной генерала Брингена. Противник отступал, но всё же его артиллерия стреляла, и шрапнели рвались совсем недалеко. Вообще, с пулями и снарядами пришлось познакомиться. Последние рвались над головой неоднократно. Кроме того, в расположении полка приходилось ходить под огнём довольно часто. Бои были у нас, начиная с 21 августа по 27-е включительно». Лейб-гвардии Измайловский полк участвовал с 21 августа по 2 сентября 1914 года в наступлении от местечка Владиславов до реки Сан, понеся в этих боях тяжелые потери.

Увидеть родных князю Константину довелось только после сообщения о ранении и смерти его брата Олега.

Корнет князь Олег первоначально был прикомандирован к штабу полка, но он рвался в настоящий бой, стараясь ни в чём не отставать от других. В сентябре 1914 года лейб-гвардии Гусарский полк вел бои на реке Шешуне за Ширвиндт и Владиславлов. Князь Олег добился разрешения эскадронного командира атаковать и захватить наскочивший на их эскадрон вражеский разъезд. Преследуя немцев, князь Олег вырвался вперёд и вместе с подоспевшими гусарами захватил неприятеля, но один из раненых немцев с земли выстрелил в князя…

28 сентября смертельно раненый князь Олег был доставлен в госпиталь в Вильно. После операции он получил телеграмму от Государя о пожаловании ему ордена святого Георгия 4-й степени. Раненого князя навестил в госпитале начальник Виленского военного училища генерал-майор Адамович. В письме к великому князю Константину Константиновичу он сообщил: «Войдя, я поздравил князя с пролитием крови за Родину. Его Высочество перекрестился и сказал спокойно: Я так счастлив, так счастлив! Это нужно было. Это поддержит дух. В войсках произведет хорошее впечатление, когда узнают, что пролита кровь царского дома».

После похорон князя Олега его братья вернулись в действующую армию.

Их ратные подвиги на фронтах Первой мировой войны были по достоинству оценены Родиной.

Князья Иоанн и Гавриил были награждены Георгиевским оружием и орденами святого Владимира 4-й степени с мечами и бантом.

Князь Константин был удостоен и получил из рук Государя орден святого Георгия 4-й степени.

Князь Игорь за отличия в делах против неприятеля был пожалован орденами святой Анны 4-й степени с надписью «За храбрость», святого Владимира 4-й степени с мечами и бантом и святого Станислава 3 степени с мечами и бантом, а также Георгиевским оружием.

Долг на войне превыше всего

Их мать великая княгиня Елизавета Маврикиевна об участии своих сыновей в войне сказала так: «Константиновичи должны быть на своих местах, как бы это ни было тяжело для меня лично. Это их долг, а долг на войне превыше всего».

А Император Николай II незадолго до гибели князя Олега в письме к их отцу великому князю Константину Константиновичу написал, что «всё это время мысли Аликс (императрицы Александры Фёдоровны – прим. Л.Ю.) и мои возвращаются к вам, имеющим пять сыновей на войне. О том, как они ведут себя, я имею весьма краткие, но прекрасные отзывы. Храни их Господь и да поможет Он вам нести этот временный тяжелый крест».

Князья Константиновичи с честью исполнили свой воинский долг, в трудную для Родины минуту они на деле оправдали свое высокое предназначение – выступили на защиту своей страны от напавшего на неё врага.

23