Меню
12+

«Алапаевская газета». Еженедельник для города и района

09.02.2018 08:51 Пятница
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 6 от  08.02.2018 г.

Их учили быть птицами

Автор: Ольга СИМОНОВА

Слева направо: Никита Баёв, Валерия Волкова и Антон Михайлин на театральном фестивале «Театр в чемодане» в Верхней Салде

Они – молодые и красивые, но порой такие неумелые… Они еще учатся вдыхать воздух свободы и вдохновения. Наверно, это тоже важно – не потерять эту способность летать смело, безоглядно, не боясь упасть и расшибиться. Сегодня мы представляем тех, кто прошел трудный курс начинающего актёра, кто научился работать над собой, над ролью, кто научился играть в театральном ансамбле слаженно, ничего не напортив, кто понял, что не ошибся дверью и пришел именно туда. Без сомнения…

Анна Ерёмченко и Иван Ситник

Рекордсмен в жанре художественного слова

Иван Ситник пришел в театр несколько лет назад и сразу проявил себя как человек аккуратный, надёжный, хозяйственный: вместе с ним появились чайник, половое покрытие на репетиционной сцене и другие обновления. Если нужен ремонт электро-бытового прибора, так необходимого для нормального функционирования театра, то его тоже выполнит Иван.

Такой же подход был и к театральному костюму – с его подготовкой Иван справлялся без костюмера. И любой костюм смотрелся и сидел на его высокой стройной фигуре идеально. При таком раскладе молодой человек стал для театра идеальной находкой. Действительно, он вписался в актёрский ансамбль легко и быстро, и буквально из массовки в «Поминальной молитве», где был ярок и убедителен, вскоре вышел на сцену в главной роли Константина Треплева в знаменитой чеховской «Чайке». А это – вершина русской классической драматургии и театрального искусства.

– Я заметила, что с первых же выходов на сцену, а Иван участвовал во многих спектаклях, он отличался своей актёрской точностью, подробностью. И если надо было копать по роли, то он всегда чувствовал: сколько копать и насколько глубоко, – рассказывает Татьяна Петровна. – А за исполнение роли Кости Треплева в «Чайке» (а это сложнейший материал) на фестивале театрального искусства «У Демидовских ворот» в Невьянске Иван получил диплом за лучшую мужскую роль.

До сих пор в коллективе не перекрыт своеобразный чтецкий рекорд, который поставил Иван Ситник. На ежегодном Межрегиональном фестивале – конкурсе художественного слова «Белый парус» в Екатеринбурге в номинации «Художественное слово – поэзия» он пять раз подряд становился лауреатом первой степени, а в 2017 году в своей возрастной группе стал обладателем Гран-при. Это говорит о его большой актёрской разносторонности и умении работать со словом. Надо признать, что не каждому даётся такой дар…

Мечта, которая почти исполнилась

Валерию Волкову – лучшую актрису прошлого сезона – мы называем в коллективе просто Лера. Юная актриса обладательница мощнейшего актёрского потенциала: гибкая, пластичная, с яркими внешними чертами, относится к тем творческим личностям, которые выкладываются на полную катушку. Она может репетировать столько, сколько нужно партнёру или сколько будет требовать режиссёр. А это уже начало профессионализма.

За последний двухлетний период в её карьере две главные роли: Парашенька в «Графе Нулине» и Смерть в «Маланье…». Стоит ли говорить, куда бы мы ни привозили «Графа», – этот спектакль никогда не оставался незамеченным профессиональным жюри. А до показа в Верхней Салде (фестиваль «Театр в чемодане»), где Лера и её партнёрша Анна Еремченко выдержали большие текстовые нагрузки, были и роли без слов, в массовке того же «Графа». И там девочки отличались умением работать в связке, вписывались практически идеально в актёрский состав. И за это не раз получали похвалу от театральных верхов: «Они у вас такие театральные!». Одна из последних работ Валерии – сложнейший образ Смерти в спектакле – притче «Маланья – голова баранья» по Н. Лескову, пластический рисунок которой Лера придумала сама. Кто был на нашей премьере, тот видел, сколь высок уровень юной актрисы. Не секрет, что у Леры есть мечта – стать профессиональной актрисой. А для её воплощения в жизнь есть все предпосылки и большие возможности.

Серьёзный мальчик

Появление в театре двенадцатилетнего мальчика – вообще особый случай. Когда режиссёр его посмотрела и оценила его перспективный актёрский потенциал, то взяла его не в подготовительную группу, куда попадают все дети, а сразу в основной состав. Это был Никита Баёв. Удивительно то, что она не ошиблась с выбором.

Сегодня Никите 15 лет, он заметно вырос – и в физическом плане, и в актёрском мастерстве. В последних постановках юному актёру поручали и небольшие, но яркие, а также главные роли: зайчишка-хвастунишка в «Храбром?!», «проклятый шпиц» в «Графе Нулине», Козёл в «Кошкином доме», сын кержака в «Маланье…», театральная маска в концертном номере «Короли ночной Вероны» – в каждой из них Никита отличается своим глубоким внутренним наполнением. Мы, взрослые участники, иногда поражаемся его серьёзным подходом к делу, деловитости, не свойственной подросткам эмоциональной сдержанности.

И на фестивальных показах, в поездках, на разминке и репетициях – он наравне со взрослыми. И на сцене этот мальчик преображается до неузнаваемости. В облике появляется какая-то притягательность и юношеское очарование… Наверное, поэтому от него без ума все девочки подготовительной группы, которые репетируют с ним сказку «Золушка». Он же там – принц!

Любимая

«Анну – просто люблю, – говорит об этой девочке режиссёр Татьяна Петровна Пятыгина, – а кого сильнее любишь, от того и больше требуешь…» Аня – девушка с большим внутренним потенциалом. Красавица… Как внешне, так и внутренне. Одна из тех, кто может держать темпо-ритмический рисунок спектакля, она его чувствует интуитивно. Редкое актёрское качество.

Первый раз Анна Еремченко показалась в массовке в фееричной и музыкальной постановке «Во всём виновата Муха!», где она сумела показать все свои лучшие качества, поэтому и получила большую роль в спектакле «Храбрый!». Потом была массовка в «Графе» и главная в том же «Графе». Но самой главной и сложнейшей её работой стала роль Живулечки в последнем проекте театра. И она с ней справилась. Режиссёр считает, что не видела другой исполнительницы этой роли, кроме Ани. Маленькая, хрупкая, с огромными голубыми глазами, и к тому же музыкальная, что очень подходило для роли – Живулечка не умеет говорить, а только поёт. Сцены с её участием были самыми сильными по эмоциональному накалу: Живулечка в исполнении Анны и её брат Ерашка в исполнении Алексея Зенкова были настолько убедительны, реалистичны, достоверны, что у зрителей стоял ком в горле от жалости к этим детям. Мы уверены, что у нашей Анечки всё ещё впереди. Мы ждём, что с каждым новым сезоном она будет радовать зрителей новыми яркими ролями, в которых раскроется весь её, пока еще не раскрытый, потенциал неординарной актрисы.

Обаяние юного командира

«Когда я выхожу на сцену, то думаю о том, чтобы зрители получили от нашего спектакля только положительные эмоции! Во мне живет театр, я болен театром, я живу театром! Театральные подмостки мне даже снятся…», – делится своими чувствами еще один член молодёжной команды – Антон Михайлин. Он появился здесь недавно, но уже участвовал в открытии сезона и съездил с коллективом на театральный фестиваль «Театр в чемодане» в Верхнюю Салду, куда мы возили «Графа Нулина» и где он был в небольшой, но колоритной роли дворника.

Антон сыграл представителя светлых сил, этакого непобедимого воина – во всех театрализованных игровых программах по мотивам сказки «Золушка». Надо признать – дети были в восторге от такого статного, физически крепкого и подготовленного командира и готовы были выполнять все его строгие команды. Так, например, на площади Революции, где мы проводили рождественскую программу, малыши висели на нём гроздьями. Потому, что чувствовали – солдат ребёнка не обидит. Режиссёр видит в нём большой потенциал и надеется, что внутренний актёрский и музыкальный потенциал раскроются со временем в полной палитре красок.

Мы птицы этого гнезда

Наше гнездо – это наш театр. В нем каждый из нас – веточка, и чем сильнее связи между нами, тем крепче театральные связи. А учиться летать просто ежедневная необходимость. Наша сцена – это наш воздух, наш полёт, наша свобода. Это то место, куда мы можем приземлиться, чтобы быть стаей. Прими нас вожак такими, какие есть, но сделай лучше, чтобы самой стать лучше. Научи нас быть птицами. Птицами с волшебными театральными лицами.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

66