Меню
12+

«Алапаевская газета». Еженедельник для города и района

18.10.2018 08:47 Четверг
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 42 от 18.10.2018 г.

Девушка в красной косынке

Автор: Людмила ПРОТОПОПОВА

Ольга Матронина. 1950-е годы. Фото из личного архива Н.В. Жандр. На фоне картины К. Петрова — Водкина «Девушка в красной косынке»

О жизни и трагической судьбе О.П. Матрониной – одной из героинь романа Александра Солженицына «Архипелаг ГУЛАГ»

Всё началось с того, что 18 лет назад алапаевский краевед И.А.Корюкин опубликовал заметку о людях, стоявших у истоков народного образования в городе. Первым в этой заметке стояло имя Ольги Петровны Матрониной. Только одно забытое имя и очень сжатый по своей информативности текст о том, что в 1925 году в Москве состоялся I-й Всесоюзный учительский съезд, делегатом которого была учительница, работница культурно-просветительного отдела Алапаевского районного Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов О.П.Матронина. («АИ». 26.12.2000г.).

Два года назад я выставила эту заметку в «ОК» и даже предположить не могла, как далеко меня это заведёт. Если бы на мой пост не обратила внимание председатель Клуба краеведов при Нижне-Салдинском краеведческом музее Людмила Бахарева, то алапаевцы никогда бы не узнали о судьбе этой удивительной женщины.

Ольга Петровна Матронина, уроженка г. Нижняя Салда, оказалась в центре краеведческого поиска сотрудников музея как жертва политических репрессий 1937 года. И совершенно удивительная для меня новость – писатель А.И.Солженицын посвятил ей целую главу своего знаменитого романа «Архипелаг ГУЛАГ». В музее были сведения, касающиеся биографии О.П.Матрониной, но с большими пробелами, совершенно отсутствовали её фотографии. Моё сомнение, что речь идёт совсем о другой О.П.Матрониной, сотрудники музея отмели сразу. Предполагалось, что её муж был уроженцем Алапаевского района.

Родилась О.П.Матронина в 1900 году в Нижней Салде. Её отец А.А.Матронин (Петушка) – личность известная в городе тем, что был другом писателя Д.Н.Мамина-Сибиряка. Ему было 16, когда у них в доме квартировала семья писателя Наркиса Мамина, пока не освободился дом священника. Здесь и завязалась многолетняя дружба отца О.П.Матрониной с писателем. Работал отец вальцовщиком на металлургическом заводе, и Ольга Петровна стала первым человеком в семье, получившим высшее образование.

Известно, что девушка в годы гражданской войны воевала в дивизии прославленного командира Блюхера. Была шифровальщицей, связной, умела обращаться и с лошадьми, и с револьвером, была неоднократно ранена. На фронте она познакомилась со своим будущим мужем – Николаем Александровичем Степановым. Он служил при штабе дивизии.

После войны оба окончили РАБФАК УПИ. Н.А.Степанов стал известным на Урале учёным-силикатчиком, был доцентом кафедры цемента и бетона факультета вяжущих металлов, написал более 30-ти научных работ. Был в числе первых выпускников РАБФАКА, переписывался с профессором Юнтом. О.П.Матронина закончила тот же факультет в 1927 году. Вместе с мужем они активно участвовали в строительстве социализма, создавали уральскую промышленность – ставили на Урале кирпичное дело. Оба были увлечены наукой.

В 1937 году оба стали жертвой «красного террора», о чём имеются записи в «Книге памяти Свердловской области» и книге памяти «Узники Алжира».

Сегодня я имею возможность рассказать об О.П.Матрониной гораздо больше. Впрочем, её портрет очень выразительно нарисовал А.Солженицын в «Архипелаге ГУЛАГе» (кн.2, гл.6).

«Весь кирпичный завод – это два завода – мокрого и сухого прессования. Наш завод обслуживает только мокрое прессование, и начальница мокрого прессования – Матронина, инженер-силикатчик. Какой она инженер – не знаю, но суетлива и упорна. Одна из тех непоколебимых-благонамеренных, которых я уже немного встречал в этих камерах (их и вообще немного).

По лагерной системе Ч.С., как член семьи расстрелянного, она получила 8 лет через ОСО, и вот теперь доживает последние месяцы. Правда, всю войну политических не выпускали и её тоже задержат до пресловутого особого распоряжения. Но это не наводит никакой тени на её состояние: она служит партии, не важно – на воле или в лагере. Она из Заповедника. Она повязывается в лагере красной косынкой, хотя ей уже за 40 (таких косынок не носит на заводе ни одна лагерная девчонка, ни одна вольная комсомолка). Никакой обиды за смерть мужа и за собственные отсиженные 8 лет она не испытывает. Все эти несправедливости учинили, по её мнению, ягодинцы и ежовцы, а при товарище Берии сажали только правильно. Увидев меня в одежде советского офицера, она при первом знакомстве сказала: «Те, кто посадил меня, теперь могут убедиться в моей ортодоксальности». Недавно она написала письмо Калинину и цитирует всем, кто хочет или вынужден её слушать:

«Долгий срок заключения не сломил моей воли в борьбе за Советскую власть, за советскую промышленность».

Не имея фотографии Ольги Матрониной, я представляла её такой, как «Девушка в красной косынке» с картины Петрова-Водкина, написанной в 1925 году. В 1925 году Ольга Петровна Матронина жила в Алапаевске, была уважаемым человеком – учителем – и даже была избрана делегатом на Первый Всесоюзный Учительский съезд.

Если исходить из того, что муж О.П.Матрониной был уроженцем Алапаевского района, то будет логично предположить, что после окончания Гражданской войны они перебрались на родину мужа. Такая девушка просто не могла затеряться в толпе. Возможно, сам И.А.Корюкин был знаком с ней в своей комсомольской юности, но он уже ничего не мог рассказать. И тогда я стала просматривать старые фотографии из музейных архивов…

Мне повезло. Результат не заставил себя ждать. Могу сказать с полной уверенностью, что Ольга Петровна Матронина проживала в Алапаевске целых шесть лет (с 1919 по 1925 г.г.) и даже стояла у истоков комсомольского движения Алапаевского района. Приехала в Алапаевск сразу после Гражданской войны. Здесь в 1924 году родила первенца и отсюда в 1925 году уехала учиться на РАБФАК, который закончила в 1927 году. Учились тогда два года. Пробел в биографии заполнился… Появилась алапаевская страница жизни Ольги Петровны Матрониной. Она даже в партию вступила в 1919 году в Алапаевске.

Всё могут подтвердить фотодокументы из музейных архивов.

Эта героическая девушка просто обязана была быть в авангарде комсомольского движения. И она нашлась. Вот на этом старинном фото с надписью на обороте: «Алапаевский уездный комитет партии и комсомола. 1919» – стоят слева направо: 5. Матронина Ольга Петровна – управделами, член учкома.

Есть ещё фото с 1-го Алапаевского уездного съезда РКСМ в сентябре 1919 года, но, к сожалению, никаких отметок на нём нет.

Присутствует О.П.Матронина, согласно надписи на обороте, и на групповом фото делегатов Первого Всероссийского Учительского съезда, но не отмечена лично. Образ «девушки в красной косынке» приобрел реальные черты.

Н.-Салдинский музей тоже пополнился новыми материалами. Были найдены родственники О.П.Матрониной. Все наконец-то увидели её реальное лицо. Правда, фото было уже после освобождения из лагерей. На музейном сайте были выложены мемуары Владимира Сергеевича Краюшкина, племянника О.П.Матрониной. Открылись новые факты, касающиеся судьбы этой удивительной женщины. Согласно архивным данным, О.П.Матронина была осуждена на 8 лет ИТП, но затем срок продлили.

Вот как сказано об этом в воспоминаниях: «В конце 1943 года срок закончился, вызвали в контору и объявили, что в связи с опасностью (шла война) ей добавляют еще 8 лет. И всё. Чисто!». Этого не мог ожидать даже Солженицын. Так или иначе, но на свободу О.П.Матронина вышла только в 1951 году и тут же была отправлена в ссылку в Башкирию (Стерлитамак). В Свердловске она пробыла только три дня и там впервые в жизни увиделась со своим сыном Владимиром, которому исполнилось 19 лет. Дети Ольги Петровны воспитывались в разных детдомах. Конец ссылки совпал со знаменитым докладом Н.С.Хрущева о культе личности Сталина.

Стало известно, что она была осуждена по приговору Чрезвычайной Уральской тройки под председательством Н.М.Шверника и его заместителя С.Д.Игнатьева. Там же в Башкирии получила Ольга Петровна интересную бумагу – документ на право на реабилитацию, подписанный Председателем Президиума Верховного Совета СССР Н.М.Шверником. Этим документом ей возвращались все права, вплоть до предоставления жилья в том городе, где она проживала, и восстановления стажа в Коммунистической партии (с 1919 года). По иронии судьбы партбилет ей должен был вручить Первый секретарь Башкирского обкома КПСС С.Д.Игнатьев. Ольга Петровна отказалась принять билет из его рук. Ольге Петровне выделили двухкомнатную квартиру в Свердловске, назначили персональную пенсию, от которой она тоже отказалась.

Умерла Ольга Петровна в мае 1961 года в возрасте 60 лет.

Вот такая история «непоколебимо-благонамеренной» девушки в красной косынке, стоящей у истоков комсомольского движения в Алапаевском районе.

61