12+

«Алапаевская газета». Еженедельник для города и района

Главная / Статьи / Ровесник революции…
16.11.2017 10:17
  • 32
  • 1

Категории:

Ровесник революции…

Михаилу Сергеевичу Лопатину 15 ноября исполнилось 100 лет!

Михаил Сергеевич воевал на 3­-ем Белорусском фронте, участвовал в битве за Сталинград. Демобилизовался в 1947 году из армии, приехал в Алапаевск. С 1948 по 1952 годы работал начальником ОРСа Химлесхоза; с 1956 по 1959 годы – начальником торгового отдела 80­го Алапаевского городского совета. С 1959 года по 1982 год работал заместителем начальника ОРСа АМЗ. Общий трудовой стаж – 44 года. Награжден медалями: «За отвагу», «За боевые заслуги», «За оборону Сталинграда», «За доблестный труд». Гордится орденом Великой Отечественной войны I степени.

Воевал, был ранен, награжден… – Он выжил и живет целый век! С ним интересно общаться, слушать истории о войне, из трудовой биографии… Он помнит нас, своих коллег, по имени и отчеству, помнит, кто где работал. Общаясь с ним, понимаешь, какую интересную жизнь прожил Михаил Сергеевич! Человек–легенда, ровесник революции!

Ветеранская организация ОРСа АМЗ желает Михаилу Сергеевичу здоровья и долголетия!

АГУСЕЛЬНИКОВАсовет первичной ветеранской организации ОРСа АМЗ

Победитель!

Кавалеру ордена Отечественной войны I степени, ветерану  войны и труда Михаилу Сергеевичу Лопатину исполнилось 100 лет! Биография, вся жизнь его – достойный пример для всех нас, послевоенных поколений. Мы от души присоединяемся к поздравлению совета ветеранов организации ОРСа АМЗ и желаем Михаилу Сергеевичу удачи на долгие годы!

И сегодня публикуем его воспоминания о малой родине, о войне, о том, как надо любить и защищать своё Отечество.

 Виктор ПЕРЕВОЗЧИКОВ

Наша деревня Голоперова (Кировская область) стоит на красивом месте. С высокого берега реки Юг видно далеко­далеко. Всё как на ладони. Вон старая церковь в Яхреньге. На противоположном берегу широкий луг, где всем колхозом заготавливали сено. На нашей стороне на высоком месте всегда стояло много деревень – Антонцева, Рогова, Юкляева, Морозова, Исток, Головина, Тинькова и другие, в которых жили большими семьями, было много молодежи и детишек.

В нашей семье было трое детей. Я – старший, сестра Лида, на три года младше меня, и Аркаша, самый маленький. Так получилось, что в раннем детстве мы остались без матери. Отец Сергей Дмитриевич, всерьез озабоченный проблемой, как прокормить семью, привел в дом другую жену. Мачеха оказалась женщиной своенравной и скорой на наказание. Доставалось нам от нее за любую провинность. Жизнь была несладкой, и поэтому уже в десять лет я волею судьбы оказался в Подосиновце, где жил у своей тети. Продавал билеты в кинотеатре, потом стал почтальоном и проходил­пробегал в день по десять, а то и больше километров по деревням, разнося письма и газеты. Деревня! Сколько она требует физического труда: рубить дрова, возить, пилить, колоть, а что стоит косить горбушей (это коса такая с короткой ручкой), наклоняться при каждом взмахе косы направо и налево. Трудолюбив северный народ, возможно, этому способствует суровый климат, где зимы холодные, а лето короткое. Помню заготовки дров зимой в лесу. Снег выше пояса, а надо ручной пилой спилить, а потом повалить сухарину – высокое высохшее дерево, обрубить все ветки и суметь на санях вывести ее из леса и привезти домой. Да еще лошадь не угробить, когда сани с тяжелым деревом станут разгоняться под горку. А летом свои заботы…

В 1938 году пришло время призыва в ряды Красной Армии. Из 28 человек нас отобрали годных только 9. И как мы были рады, что скоро ожидает нас новая и, как нам тогда казалось, интересная жизнь. На посиделках в клубе мы чувствовали себя героями по сравнению со всеми остальными парнями, непригодными к строевой.

Осенью я уже находился в расположении воинской части, находящейся в центре Красноярска. Служба поначалу была нелегкой – утренние зимние кроссы вокруг части с голым торсом на сибирском морозе казались издевательством. Но только позже, уже на фронте я оценил пользу от полученной закалки и физической подготовки, когда надо было быстро пробежать, преодолеть опасный участок и при этом остаться в живых.

Время шло. Срок моей службы кончался в сентябре 1940 года. Приказом министра обороны меня оставили на третий год. И в 1941 году, когда началась война, меня направили во вновь сформированную стрелковую дивизию, где назначили старшиной роты.

В первом бою от нашей роты осталось 25 человек. Это было в Белгородской области. Собрались мы, оставшиеся в живых, на поляне в лесу, и политрук, горячий парень, всё рвался в бой. Но вместе решили, что при явном превосходстве немцев благоразумнее будет идти на поиски своих. Так и сделали. Это был первый боевой опыт, полученный очень дорогой ценой.

Потом было еще много случаев, когда смертельная опасность проходила, пролетала рядом. Однажды после наступления меня спрашивают: «Что у тебя с шинелью?» Оказалось, что осколком вырвало большой кусок ткани в нижней части шинели. Очевидно, когда бежал, минный осколок удивительным образом пролетел между ног, совершенно не задев меня. В другой раз рядом со мной погиб мой боевой товарищ, с которым не один год мы ели из одного котелка и укрывались одной плащ­палаткой. Пять пуль в спину. Умер он не сразу, просил похоронить его на Родине.

Вспоминается оборона Сталинграда. Бои в районе станции Котлубань. Станция была разрушена после нескольких наступлений и последующих отходов наших войск. В памяти остались жара неимоверная и вода для питья из водоема размером с большую лужу, где лежат трупы лошадей. И бесконечная стрельба, грохот разрывов, артобстрел и бомбежка.

В 1943 году наша часть в составе Воронежского фронта форсировала Днепр. Нам рекомендовалось использовать местные и подручные переправочные средства, так как понтонных, табельных средств в войсках не хватало. Воины заготавливали в освобожденных населенных пунктах металлические скобы, канаты, веревки, бревна и доски для оборудования плотов. Собрав на малых реках лодки, они смолили и конопатили их. Командиры брали на учет смелых и выносливых бойцов, способных ночью бесшумно переплыть Днепр и выполнить разведывательное задание. Роты и батальоны, которые должны были первыми переправиться на правый берег и захватить там плацдарм, на 50­70 процентов состояли из членов партии и комсомольцев. Наш 9­й механизированный корпус 3­й гвардейской танковой армии переправлялся в ночь на 22 сентября 1943 года в районе Переяслав­Хмельницкого, где на берегу стоит большая церковь – Свято­Вознесенский собор. Здесь ширина реки составляла 600 метров. Форсирование проходило под непрерывным обстрелом вражеской артиллерии, в ночном небе висели осветительные ракеты. Откровенно скажу, что было страшно. Мы плыли в лодке и видели разрывы снарядов кругом и гибель людей со всех сторон. После переправы уже на правом берегу я тоже получил ранение и вскоре был отправлен в госпиталь.

Сейчас известно, что в этом месте на правом берегу Днепра на так называемом Букринском плацдарме шириной всего 11 км погибло более 200 тысяч советских солдат. 330 бойцов и командиров получили высокое звание Героя Советского Союза.

Лето 1944 года. После возвращения из госпиталя на фронт я оказался в танковом корпусе, который дислоцировался в Белоруссии, в Витебске. Каждый год 3 июля в Республике Беларусь отмечается национальный праздник – День освобождения от немецко­фашистских захватчиков. 3 июля 1944 года на рассвете первым ворвался в Минск именно 2­й гвардейский Тацинский танковый корпус, в составе которого мне пришлось воевать. Население Минска встречало нас со слезами, город был почти полностью разрушен, третья часть населения республики погибла за годы оккупации. Но жители встречали своих освободителей с цветами, на улицах играла музыка. И хотя многие дома еще были объяты пламенем, у всех на лицах сияло выражение счастья. Сейчас в центре Минска около резиденции президента республики А.Г. Лукашенко стоит на постаменте танк Т­34 с белой стрелой и буквой «Л» на башне. Белую стрелу на башне, направленную острием по ходу машины, этот особый опознавательный знак, имели все танки Тацинского танкового корпуса. «Л» – первая буква фамилии командира танковой бригады. Это был подполковник Лосик Олег Александрович, Герой Советского Союза, будущий маршал бронетанковых войск.

В октябре 1944 года наш танковый корпус уже на территории Восточной Пруссии участвовал в Гумбинненской, а затем в Кёнигсбергской наступательной операциях.

...Когда война закончилась, вернулся в свою деревню, узнал, что в семье моего дяди Александра Дмитриевича Лопатина погибли на фронте три сына – Серафим, Анатолий и Александр, мои двоюродные братья, с которыми я провел неразлучно свое деревенское детство и юность. Серафим в 1940­м году вернулся на родину после службы не где­нибудь, а в Кремлевском полку, через год уже был снова призван в Красную Армию и вскоре погиб на фронте. После него ушел Анатолий, чтобы тоже отдать свою жизнь на поле боя. Место гибели братьев, к сожалению, узнать не удалось даже после запроса в министерство обороны. Последним попал на фронт Александр, который мог остаться дома – возраст позволял. И он погиб, представьте, в самые последние дни войны. В боях на улицах Берлина. Отец Александр Дмитриевич вскоре тоже скончался, не смог перенести горечь утрат. Имена моих братьев выгравированы на плитах мемориального комплекса в Яхреньге. Вечная им память.

В 1948 году волею судьбы я оказался в городе Алапаевске Свердловской области, где до выхода на пенсию работал заместителем начальника ОРСа (отдел рабочего снабжения) Алапаевского металлургического комбината. Я уже давно живу на Урале, но связи со своей малой родиной не теряю. В Голоперовой живет мой брат Александр Сергеевич Шехирев, всю жизнь добросовестно проработавший в колхозе «Маяк» механизатором. Мы часто созваниваемся. Хочется знать всё о жизни в деревне. О людях, положении дел в колхозе. И о своей березе, которую посадил на добрую память около родного дома в далеком 1929 году. Сейчас она такая большая, что, говорят, ее видно даже на карте через интернет.

О себе. Я, Лопатин Михаил Сергеевич, родился в ноябре 1917 года в Голоперовой. Воинское звание – капитан запаса. Имею 20 правительственных наград.

С женой Анной Ивановной живем вместе уже 69 лет в мире и согласии, стараемся заботиться друг о друге. Два сына. Старший, Валерий – преподаватель Южно­Уральского технического университета, кандидат физико­математических наук. Младший, Юрий – заместитель директора Кировградского завода твердых сплавов, заслуженный металлург РФ.

В нашей уже большой семье пятеро внуков, девять правнуков (две девочки и семь мальчиков), старший из которых – Иван – отслужил срочную службу в Дагестане на границе с Чечней, а младшему Мише всего 3 года. Другой правнук – тоже Михаил Сергеевич, еще учится. Надеюсь, что все они будут достойными продолжателями нашего рода.

Жизнь продолжается.

Автор: М. ЛОПАТИН, снимки предоставлены автором

Вверх